Электросталь. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

среда, 5 октября

пасмурно+6 °C

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа! 

03 дек. 2021 г., 15:29

Просмотры: 56


 Не ищу славы человеческой

С воскресенья православные христиане вступили в Рождественский пост. Ближайшие недели будут посвящены ожиданию Рождества и подготовке к нему. И уже на следующий день после начала поста мы празднуем память апостола Матфея, перу которого принадлежит первое из четырех Евангелий. Вспоминая этого апостола, я хочу обратить внимание на одну его черту, поговорить о которой очень уместно в начале поста.

 Одним из самых верных путей ко спасению многие святые отцы называли путь самоукорения. 

Если у нас в прошлом было нечто постыдное, нам обыкновенно свойственно это скрывать. И ничего мы так не боимся, как того, что наш прошлый позор обнаружится. Правильно ли это? Ведь по-человечески это так понятно. Кому охота стать предметом людских пересудов? Мы хотим, чтобы нас уважали. А скажем положа руку на сердце, если бы окружающие узнали о нас все: все прошлые падения, помыслы, пожелания, если бы все наше тайное стало явным, смог бы тогда нас уважать хоть один человек на земле? Поэтому по-человечески понятно наше стремление утаить темные стороны своего прошлого. 

 Человеку мира сего свойственно бояться суда человеческого. Но Господь Иисус Христос  – «не от мира сего». И учеников Своих призвал быть «не от мира сего». И эта принадлежность к «сему» или «не сему» миру, может быть, особенно отчетливо выражается в нашем отношении к суду человеческому и славе человеческой. 

Так о тех, кто уверовал во Христа, но скрывал это, сказано: «Ибо возлюбили Славу человеческую больше, нежели славу Божию». И наоборот: посмотрим, как ведут себя по отношению к человеческому позору и человеческой славе апостолы, ближайшие ученики Христовы. 

Апостол и евангелист Матфей до своего обращения был мытарем, сборщиком податей в пользу Рима. Не было в глазах его соотечественников более презренного и недостойного занятия. 

Когда Господь призвал Матфея оставить все и последовать за Ним, он не только стал Его учеником, но и одним из тех, кто написал книгу о Спасителе. Евангелие от Матфея – одно из четырех Евангелий. И здесь, рассказывая о Господе, когда необходимо упомянуть о себе, Матфей не забывает лишний раз напомнить о своем презренном прошлом занятии. Так, перечисляя двенадцать апостолов, он пишет: «...Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей мытарь, Иаков Алфеев и Леввей...» (Мф. 10. 3). Нам сейчас трудно представить, как оскорбительно было это слово в древнем Израиле. Казалось бы, Матфею больше всего надо бы стараться, чтобы кто не попрекнул его прошлым, не сказал с презрением: «А ведь ты, Матфей, был мытарем». Так нет же, он сам спешит напомнить об этом окружающим. 

Другой апостол – Петр – должен бы, кажется, скрывать нечто куда более постыдное. Ведь он трижды отрекся от Учителя, испугавшись разделить с Ним муки и смерть. Но именно в Евангелии от Марка с особенной беспощадностью и подробностями рассказывается о падении Петра. А ведь это Евангелие, как соглашается большинство исследователей, было продиктовано Марку самим Петром. 

Апостол Павел был до своего обращения самым ревностным гонителем Церкви Христовой. Хуже того, он участвовал в убийстве первого мученика – архидиакона Стефана. И он же до конца жизни непрестанно напоминает об этом, называя себя «извергом», «первым из грешников». Видимо, тот, кто по-настоящему верит, что будет Суд Божий, не только не боится суда человеческого, но и желает быть строже судимым людьми. Ведь так же, как похвала человеческая для тех, кто желает ее, лишает похвалы Божией («они уже получают награду свою» (Мф. 6. 2), так и суд человеческий: чем более он беспощаден, тем милостивее будет Суд Божий. 

Человеку «мира сего» хочется выглядеть лучше, чем он есть на самом деле. Тем более стыдно будет ему там, где все обо всех все узнают. 

Человеку «не от мира сего» нет дела до суда мирского. Он сам всегда готов первым обличить себя перед окружающими. Как бы сильно ни ругали и ни осуждали его, он судит себя еще строже. Ничто так не тяготит его, как похвала человеческая, потому что он совершенно искренне считает себя недостойным никакой похвалы. 

Господь с горечью упрекает глухих к его проповеди слушателей: «Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете?» (Ин. 5. 44). Христианин же может повторить с апостолом Павлом: «Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других» (1 Фес. 2. 6.). 

Начиная пост, давайте настроимся не столько на отказ от скоромной пищи (что, конечно, тоже необходимо), а на стремлении встретить Рождество с чистыми и светлыми душами. Смиренное самоукорение, умение во всех трудных, проблемных и конфликтных ситуациях прежде всего спрашивать с себя – непременное условие такого очищения и просветления. 

Протоиерей Игорь ГАГАРИН

Обсудить тему

Введите символы с картинки*