Возьми газету бесплатно

Электросталь. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 14 ноября

малооблачно0 °C

Онлайн трансляция

В России хотят запретить искусственное прерывание беременности

05 февр. 2015 г., 10:05

Просмотры: 844


Индульгенция на убийство?

Индульгенция на убийство?

Максим БОРИСОВ

ВЕСЬ прошедший год активисты всевозможных мастей активно поднимали тему запрета абортов, и под этим давлением депутаты Госдумы инициировали создание соответствующего законопроекта, который в том числе предполагает введение уголовной ответственности за искусственное прерывание беременности.

Так нужны ли нам аборты? Запрещать их или нет? В поисках ответов на эти вопросы мы обратились к представителям двух социальных институтов, которые в отношении абортов стоят по разные стороны баррикад. Медицина и церковь. Для первых аборты – часть работы, для вторых – грех убийства. Медицину представляет заместитель главного врача по акушерско-гинекологической помощи электростальской горбольницы Ольга Куприянова, церковь – священник Вознесенского храма Илья Максимов.

Ольга Куприянова: запрещать аборты нельзя

НН | Ольга Александровна, как вы относитесь к запрету абортов?

Куприянова | Мое мнение – запрещать аборты нельзя, это нарушение конституционных прав граждан. Абсолютно убеждена, как только будет принят подобный закон, мы столкнемся с большими проблемами, вернемся в 50-е годы, когда женщины погибали от нелегальных абортов. Надо идти не по пути запрещения, а по пути профилактики, чтобы не допускать нежелательной беременности. И начинать надо со школы. Задача врачей, учителей, родителей – заниматься сексуальным воспитанием детей, особенно девушек. Кроме того, существуют определенные организации, в том числе и наша церковь, которые могли бы проводить лекции о сохранении целомудрия до вступления в брак.

Нужно понимать, что ранняя беременность происходит не только в социально запущенных семьях, где детьми никто не занимается. Как раз девочки из таких семей имеют достаточно знаний о способах контрацепции, нежели те, кто растет в благополучных семьях, где мама и представить себе не может, что у ее дочери, которая ходит в школу и на курсы английского языка, могут быть какие-то другие интересы, поэтому и разговоры о сексе она с ней не ведет. И это, конечно, неправильно.

НН | Вы сейчас говорите про «ошибки молодости», но есть категория женщин – взрослых, опытных, которые идут на аборт вполне осознанно.

Куприянова | Для того чтобы не было абортов, беременность должна быть запланированной, а ребенок – желанным. Нам нужны специализированные кабинеты планирования беременности, где будут работать квалифицированные психологи, а также соответствующие телефоны доверия, чтобы женщины имели возможность обратиться непосредственно к специалисту-психологу со своими проблемами. Это поколение женщин, которым сейчас от 28 до 35 лет, – его нельзя назвать потерянным, но многое в их сексуальном воспитании было упущено. Ничего удивительного, что сегодня большинство абортов приходится именно на эту возрастную категорию. Их поведение уже нельзя оправдать, например, страхом приема контрацептивов. Раньше действительно подобных препаратов было мало, зачастую они приводили к разного рода осложнениям. Сегодня имеется большой выбор средств контрацепции, которые не просто спасают от нежелательной беременности, но и помогают решать вопросы, связанные с определенными гинекологическими недугами, и являются профилактикой онкологических заболеваний у женщин.

НН | Если нежелательная беременность все-таки случилась, как, вы считаете, нужно поступить женщине?

Куприянова | Рожать ребенка. Все сложности можно преодолеть. Если женщина оказалась в трудной ситуации, но не сделала аборт – это всегда находит понимание среди медиков и у работников соцзащиты. В нашем городе создаются максимально комфортные условия для таких женщин. Существуют службы социальной поддержки, которые помогут вырастить ребенка. В перинатальном центре есть возможность на какое-то время оставить новорожденного, чтобы решить домашние, семейные проблемы. Предусмотрен второй этап выхаживания, когда ребеночек остается, а мама к нему может приходить. Через месяц мы переводим малыша в детское соматическое отделение, при этом ребенок не считается отказным, его можно навещать.

У нас функционируют социальные службы, которые оказывают поддержку в той ситуации, если семья против того, чтобы девушка сохраняла беременность. Давление со стороны родителей порой бывает очень сильным. Сегодняшнее законодательство позволяет девочкам начиная с 15 лет самостоятельно принимать решение о судьбе будущего ребенка. С другой стороны, самые ранние роды у нас были в 11 лет, и в этом случае родители как раз настояли на родах. Они протекали без осложнений, на свет появилась здоровая, доношенная девочка. Юная роженица показала себя заботливой мамой, она замечательно ухаживала за новорожденной. Вся семья была счастлива, новоиспеченные бабушка и дедушка всем сердцем полюбили внучку. Мы в свою очередь очень рады, что эта история закончилась так хорошо.

НН | Аборт – грех, который ложится не только на женщину, но и на врача. Может ли врач отказаться?

Куприянова | Прежде всего врачи относятся к этому как к своей работе, это входит в функциональные обязанности специалистов гинекологического отделения. Однако если кто-то не может делать аборты по определенным соображениям – религиозным, моральным или иным, он, конечно, имеет право отказаться. Тогда человек перейдет работать в акушерство.

НН | Какова статистика абортов в Электростали?

Куприянова | Процент абортов в нашем городе значительно снизился за последние несколько лет. Еще 10-15 лет назад мы делали по восемь-десять абортов, иногда и до 20 в день доходило! Но из года в год их количество снижалось благодаря пропаганде здорового образа жизни, государственной программе материнского капитала, акции «Подари мне жизнь», организатором которой является Светлана Медведева, супруга председателя правительства РФ. Во всех этих мероприятиях и инициативах перинатальный центр принимал непосредственное участие. Если в период с 2008 по 2010 год у нас было приблизительно около 600 абортов в год, то в 2011-м произошло снижение до 400, а начиная с 2012 года статистика держится в пределах 350 абортов в год. Это, к сожалению, все равно много, но мы не прекращаем свою деятельность по профилактике. Так, благодаря постоянной работе врачей нашей женской консультации, направленной на сохранение беременности и увеличение рождаемости, в 2014 году около десяти процентов женщин передумали делать аборт, и в 2015-м они станут мамами.

Врезка

Справка «НН»

В СССР в период с 1936 по 1955 год аборты были запрещены, в связи с этим резко возросло количество криминальных абортов, самоабортов. Незаконное прерывание беременности производили не только врачи-профессионалы, но и крайне далекие от медицины люди. Смертность от искусственного аборта и его последствий заметно возросла: в 1935 году – 26 процентов случаев материнской смерти, в 1940-м – уже 51 процент, в начале 1950-х эта доля превысила 70 процентов.

Священник Илья Максимов: аборт – убийство, и врач – соучастник в нем

НН | Отец Илья, скажите, какова позиция церкви по отношению к абортам?

Максимов | Позиция церкви сформулирована в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятой в 2000 году на Архиерейском соборе. Там четко написано, что с древнейших времен церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству.

НН | Бывают ли ситуации, при которых церковь может оправдать аборт?

Максимов | Да, есть определенные нюансы оправдательного характера, послабления. Например, когда существует угроза жизни многодетной матери, то есть стоит выбор между плодом и женщиной. В этом случае аборт может быть допущен. Но каждое такое дело должно рассматриваться в индивидуальном порядке.

НН | А если аборт совершается по медицинским показаниям, например, из-за выявленных патологий развития плода?

Максимов | Повторюсь, каждый случай индивидуален, каждая судьба, каждая жизнь человеческая настолько сложна и интересна, что всех под одно правило подвести невозможно. Иногда сами матери говорят, что каким бы ребенок ни родился – он все равно мой, буду любить его таким, какой он есть. Порой мы сталкиваемся с тем, что врачи склонны перестраховываться… Бывали такие случаи, когда женщину призывали к аборту, говорили, что у ребенка патология, непонятно, каким он родится. В итоге на свет появилось совершенно нормальное здоровое дитя! Церковь призывает медиков проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности.

НН | А как поступить женщине, которая забеременела в результате изнасилования?

Максимов | Конечно, грех и последствия лежат на человеке, совершившем насилие. Даже в такой ситуации церковь не может благословить производство аборта.

НН | Проводят ли представители церкви в нашем городе работу, направленную на профилактику нежелательной беременности и пропаганду здоровых сексуальных отношений?

Максимов | К счастью, для нас сегодня открыты двери любого учебного заведения города, чем мы с удовольствием пользуемся. Всегда стараемся построить наши встречи со школьниками или студентами как диалог – вопрос-ответ, это ни в коем случае не скучные нравоучения. В процессе таких бесед мы часто касаемся вот этих самых вопросов, стараемся озвучить позицию церкви.

Когда я начинал служение в Электростали, то пытался организовать сотрудничество с перинатальным центром, обращался в медицинскую консультацию, просил, чтобы у меня была возможность пообщаться с женщинами, которые решились на аборт. Но вот за эти три года пока ни одного звонка не было…

НН | Насколько большой грех совершает врач, который делает аборт? А отец, дающий согласие на аборт?

Максимов | Врач соучастник этого греха, исполнитель, палач. Что касается отца, если аборт совершается без его согласия, если он не знает об этом, то ответственность, естественно, лежит только на матери. Когда на аборт согласны оба родителя, то и грех лежит на обоих.

НН | Прощает ли церковь грех аборта?

Максимов | Всякий грех может быть прощен, но это предусматривает искреннее покаяние, которое выражается прежде всего в том, что человек ничего подобного больше не повторит. Священники на исповеди хорошо чувствуют, когда человек искренен в своем раскаянии или же он это делает для галочки. Есть процедура – епитимья, добровольное исполнение кающимся по назначению духовника в качестве нравственно-исправительной меры дел благочестия (молитвы, милостыни, усиленного поста и другого). Она назначается священником для помощи кающемуся человеку.

НН | Нередко женщины оправдывают свое решение сделать аборт различными тяжелыми жизненными обстоятельствами: социальной незащищенностью, плохим финансовым положением…

Максимов | Я ни разу не сталкивался с тем, чтобы женщина, решившая родить ребенка, умерла с голоду. Господь всегда дает возможности и средства, чтобы можно было вырастить и воспитать ребеночка. Нужно рожать, ведь радость материнства ни с чем не сопоставима. Нужно хранить в себе веру, не забывать обращаться к Господу за помощью. Он обязательно поможет, хватит и на памперсы, и на еду. Не надо жалеть себя, надо отдавать всего себя своим детям, чтобы они росли полноценными людьми.