Электросталь. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 21 сентября

пасмурно+5 °C

Онлайн трансляция

Лучший шахматист Электростали готовится к встрече с великими гроссмейстерами

17 апр. 2015 г., 13:09

Просмотры: 405


Лучший шахматист Электростали качает мышцы и готовится к встрече с великим гроссмейстером

Лучший шахматист Электростали качает мышцы и готовится к встрече с великим гроссмейстером

Самородок из Лангепаса

Олег КНИЖНИК

ДЕЛО было в сентябре 2011-го. Встретились как-то в коридоре ЭПИ МИСиС доценты Сергей Писарев и Николай Гуреев. И сказал Николай Викторович Сергею Владиславовичу: «А знаешь ли ты, что к нам в институт поступил мастер спорта по шахматам? Ильюшенко его фамилия. Мы же возрождаем шахматный клуб «Мустанг». Думаю, этот юноша будет нам полезен!»

Доцент Писарев опешил. Всех более-менее мастеровитых шахматистов в округе он, капитан институтской команды, знал, и никакого Ильюшенко среди них не наблюдалось. Сергей уж, грешным делом, подумал, что некий студент пошутил и обозвал себя в анкете мастером спорта. Интернет тоже хранил молчание – о шахматисте с такой фамилией Всемирная паутина слыхом не слыхивала.

А еще через пару дней Гуреев представил Писареву невысокого паренька и сказал: «Вот он, мастер спорта! Только фамилию я спутал, на самом деле он Ильюшенок». Сергей залез в интернет и обомлел: Илья Ильюшенок – чемпион России, чемпион мира в составе юношеской сборной страны! Шахматистов такого уровня в Электростали не было никогда.

Уже через неделю Илья в составе сборной ЭПИ МИСиС выиграл студенческое первенство области. А вскоре – чемпионат города. С тех пор в 16-ти турнирах, которые команда вуза провела с Ильей, она одержала 12 побед плюс трижды вошла в число призеров.

Так кто же он, Илья Ильюшенок, лучший шахматист Электростали, без пяти минут гроссмейстер? Думаю, на этот вопрос он лучше всего ответит сам. 

Спасибо, Гиря!

– Родился я в Лангепасе Ханты-Мансийского автономного округа. Городок небольшой, население немногим более 42 тысяч человек, зато его название увековечено в аббревиатуре нефтяной компании «Лукойл». Расшифровывается это слово не иначе как: Лангепас, Урай, Когалым (города нефтяников) плюс английское «oil», то бишь «нефть». Собственно говоря, именно этим наш город и известен, более ничего выдающегося в нем нет. Но это моя родина, я ее очень люблю, скучаю по ней, лет пять уже там не был.

Играть в шахматы научил отец, когда мне было шесть лет. Он объяснил, как ходят фигуры, показал несколько простых комбинаций, и я сразу же увлекся, понял, что это мое. В первом классе записался в шахматный кружок, который вел человек с нетипичной для шахматиста фамилией Гиря. Замечательный тренер, его дочь Ольга, которая на пару лет старше меня, сейчас международный гроссмейстер и одна из самых перспективных шахматисток России.

Гиря снабжал меня литературой по теории шахмат, мы разбирали партии ведущих мастеров. Я быстро прогрессировал, и вскоре наши домашние поединки с отцом закончились. Папа объяснил, что ему неинтересно играть с «юным гроссмейстером», слишком уж неравны силы.

И тут соперник зарыдал

– Шахматный кружок Александра Гири по большому счету был единственным в Лангепасе. Достойных конкурентов в городе у нас не имелось, и на первые серьезные соревнования я выехал в Сургут. Это был обычный детский турнир, где я не попал в число призеров. Зато мне присвоили третий разряд и подарили несколько дефицитных книг по теории шахмат. А на следующий год, когда мне стукнуло восемь, отправился в тот же Сургут на первенство округа. Там-то впервые узнал, сколь коварным может быть противник за шахматной доской.

Первые несколько партий я выиграл, шел в лидерах. И вот ближе к концу турнира играю с каким-то местным мальчиком очень миловидной внешности, уж и не припомню, как его звали. Еще чуть-чуть, и я его дожму. Но вдруг соперник делает плаксивую физиономию и начинает рыдать в голос. Мне становится его жалко, я расслабляюсь, подставляю ладью, и он берет меня «тепленьким». Было очень обидно.

Тот мальчик стал чемпионом округа. Позже мне рассказали, что это был его излюбленный прием: расплакаться и разжалобить соперника. Поначалу многие велись на ту уловку, но потом привыкли, и вскоре шахматная карьера миловидного хитреца из Сургута сошла на нет – играл-то он так себе.

В Москву!

– Дальше – больше. Вскоре после того злосчастного турнира в Сургуте последовало первенство Западной Сибири. Оно проходило в Дивногорске, потрясающе красивом городе под Новосибирском. Ехали туда с тренером пять дней, с нами было еще шесть таких же юных шахматистов из Лангепаса. Мы старались держаться вместе и, что греха таить, помогали друг другу за шахматной доской. Так в последнем туре мы играли с земляком, и обоих нас устраивала ничья – я в этом случае становился вторым, а он четвертым. Попадание в пятерку сильнейших гарантировало отбор на чемпионат России, и мы быстренько скатали ничейку. Никаких договорняков, только братская взаимопомощь!

И вот первенство страны в Дагомысе. Я впервые на юге. Фантастика! Солнце, пальмы, теплое море. И лучшие шахматисты России. Я в своей возрастной категории стал тринадцатым из почти ста человек. А через год попал уже на первенство Европы в Черногорию, где был восьмым. Настоящий же успех пришел позже: в 14 лет выиграл чемпионат России, после чего жизнь круто изменилась. Мне предложили учиться в Москве, в только что открывшейся школе олимпийского резерва.

Ночью заходили борцы

– И началась столичная жизнь. Наша школа находилась близ метро «Первомайская», жили в общежитии для спортсменов. Режим для спортсменов – святое, поэтому обстановка была близка к казарменной: в 22.00 – отбой, никаких чужаков в корпусе, никаких хождений без особой надобности.

Но режим соблюдали не все. Особенно «преуспели» в этом борцы, которые жили по соседству. Им не повезло: окна их комнаты выходили во двор, обнесенный забором, перемахнуть через который не смог бы сам Сергей Бубка. А все ворота на ночь, естественно, закрывали. Окна же нашей комнаты выходили на улицу. И нередко после отбоя жаждущие плотских наслаждений борцы по простыне спускались из нашего окна и убегали в ночь, возвращаясь лишь под утро. Мы же, шахматисты, были более смирными, нас в первую очередь интересовал спорт. Ну а девушки, как поется в песне, потом.

Примерно в то же время родители продали квартиру в Лангепасе и перебрались в Ногинск. Поэтому после школы я поступил в ЭПИ МИСиС – и к дому близко, и шахматный клуб в институте есть.

Жаркий сентябрь в Баку

– Время пролетело быстро. Четыре года учебы в институте почти позади, сейчас пишу диплом. Много интересного произошло со мной в эти годы, поучаствовал во множестве турниров – как в составе сборной вуза, так и индивидуально. Но самое яркое событие случилось, пожалуй, в начале этого марта на чемпионате Европы в Иерусалиме. Неожиданно в первую очередь для самого себя я там занял 14-е место среди 250 спортсменов и выполнил первую гроссмейстерскую норму. Теперь для того, чтобы стать гроссмейстером, мне необходимо выполнить ее еще дважды.

Когда это случится? Может, во второй раз – уже в сентябре этого года в Баку, где пройдет Кубок мира. На него я отобрался благодаря успеху на континентальном первенстве. В Баку придется нелегко: чемпионат пройдет по нокаут-системе, и в первом круге я, обладатель одного из самых низких рейтингов среди участников, встречусь с кем-то из грандов, то есть с условным Анандом или Крамником! Понимаю, что шансов на успех маловато, зато какой опыт будет! Ведь с персонами столь высокого уровня я еще не играл.

Если он меня прикончит матом…

– Пока на первом месте для меня – диплом. Но и к чемпионату мира вовсю готовлюсь. Штудирую партии великих шахматистов, изучаю теорию, занимаюсь физподготовкой: качаю мышцы, делаю растяжку. Вы спросите, зачем хорошая физическая форма за шахматной доской. Она дает психологическое преимущество над соперником: когда ты чувствуешь, что сильнее его по всем показателям, в том числе и физически, играть легче, и никакой Крамник тебе не страшен.

Когда я рассказываю об этой методике, люди почему-то вспоминают песню Высоцкого о борце-шахматисте. Мол, если он меня прикончит матом, я его через бедро с захватом или ход конем по голове. Песня, конечно, гениальная, но ничего подобного на чемпионате мира я проделывать не собираюсь. Только честная игра! Буду интенсивно готовиться и верить в удачу. И как знать, вдруг дрогнет условный Ананд, и вторая гроссмейстерская норма покорится мне уже в Баку.

Досье «НН»

Илья Ильюшенок – международный мастер по шахматам (звание официально не оформлено). Родился в 1993 году в Лангепасе, живет в Ногинске. Студент 4-го курса ЭПИ МАМИ (ранее – ЭПИ МИСиС), кафедра «Прикладная математика и информатика».