Электросталь. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

пятница, 22 января

пасмурно-2 °C

Руководителю первого электростальского универсама Любови Григорьевне Домниной исполнилось 90 лет

28 янв. 2016 г., 11:15

Просмотры: 623


Товарищ директор


Товарищ директор

НАВЕРНЯКА люди старшего поколения прекрасно помнят, насколько знаковым для города и его жителей был «Универсам», располагавшийся на улице Мира, 22 (сегодня – «Седьмой континент»). Он не только вошел в историю как первый универсальный магазин самообслуживания в Московской области, на протяжении многих лет он был лучшим и передовым. Во многом это заслуга его первого, да и по сути бессменного директора – Любови Григорьевны Домниной. «Она свидетель эпохи, она – сама эпоха», – писали про эту легендарную женщину «Новости недели» в 1998 году, и сегодня мы подписываемся под этими словами.

Любовь Григорьевна Домнина – заслуженный работник торговли РСФСР, кавалер одной из высших наград страны – ордена Трудового Красного Знамени. Она начала работать в торговле в 1946 году, 16 лет трудилась в магазине «Мир», в том числе в должности директора, с 1971 по 2003 год возглавляла «Универсам». Она и сегодня живет этим магазином, который стал делом всей ее жизни. Он оставил в ее душе столь глубокий след, что после того как она покинула родной магазин, уйдя на пенсию, больше ни разу не переступала его порог. «Никогда после туда не заходила. Просто не могу, – рассказывает Любовь Григорьевна. – Мимо проезжаю, и то сердце екает».

Меня заставили возглавить «Универсам»

Честно говоря, не хотела быть директором универсама. Мы ведь тогда ничего не знали о самообслуживании, привыкли работать с прилавков. Я в то время в «Мире» была директором, и меня все устраивало. Отличный был магазин. Окна витрин большие, мы их по-разному оформляли. Такую красоту делали! Выкладывали из сахара целые композиции,  например, полярную станцию или какую-то сказочную сценку. Как сейчас помню, детишки прилипали к окнам и глаз отвести не могли.

Поэтому когда мне предложили возглавить «Универсам», наотрез отказалась. «Ты ведь коммунист! – убеждали меня. – Кроме тебя никто другой эту работу не потянет». Перейти на новую должность буквально заставили. Даже то, что у меня в тот момент нога была в гипсе и я на костылях ходила (последствия неудачного падения), никого не смутило.

Все приходилось доставать и выбивать

На самом деле, это еще и магазином не было – просто бетонная коробка. Мне пришлось со строителями все доводить до ума, часто по наитию, интуитивно. Хотела сделать так, чтобы людям было удобно работать. Например, понадобилось мне в стене проем сделать для быстрой доставки расфасованного товара в зал. Строители, естественно, ни в какую: «Ишь чего удумала, стены ломать!». Тогда сама взяла молоток и начала долбить стену. И продолбила! Когда строители на следующий день пришли, посмотрели, только руками развели. Но куда деваться, пришлось мне уступить.

Времена такие были, просто так ничего не купишь. Все нужно было доставать и выбивать. Вплоть до шурупов. Не шучу! Нужно нам было скрепить одну конструкцию. Гвоздями нельзя – ржаветь будут. Нужны шурупы. Надоумили меня съездить в Сетунь на военный завод. Я и поехала. К одному начальнику подошла, к другому сунулась, только и слышу: «Не положено». Кто-то из местных сжалился и втихаря отсыпал мне кулек шурупов. Стала с завода выезжать и обомлела: проверка на выходе. Все, думаю, посадят в тюрьму за горстку шурупов. Но ничего, пронесло… Та конструкция у нас в магазине много лет простояла, ни один шуруп не заржавел.

С министерством торговли отдельная история. Ездила туда оборудование выбивать, там уже не знали, куда от боевой девки, как они меня называли, деться. Однако тоже помогли. Дали импортное оборудование: холодильники, голландскую мясорезку, машины для резки масла, для сыра. Ни у кого в городе ничего подобного в то время не было!

К нам приезжали делегациями

Когда в 1972 году двери нового магазина открылись, то вошедшие первыми заметно растерялись: тут вам необычные интерьеры, все полки заполнены товаром, под боком богатейший кафетерий. И продавщицы у нас были не как у всех. Я сразу решила: никаких белых халатов. Нашла хороший материал сиреневого цвета, сшили мы нашим девчонкам униформу. На загляденье вышло.

Наш магазин единственный такой был во всей области. Самый первый и самый красивый. К нам столько народу приходило! Столько делегаций по обмену опытом приезжало, и не только из области, но и с республик. Через какое-то время они надоели всем нам, будь здоров. В «Универсаме» даже магазин-школу открыли, помещение для занятий со студентами выделили.

Главная проблема

Главная проблема, с которой мы столкнулись с первых дней работы, – воровство. Воровали много. И побороть эту напасть мы так и не смогли. Недостачи приходилось из своего кармана выплачивать. Одну женщину до сих пор вспоминаю: сделала она мешок и на шею его повесила. Приходила к нам и товар в этот мешок скидывала. Являлась в пальто, худая, а уходила уже с животом.

Награду дали, надбавку сняли

Приехал как-то раз в «Универсам» начальник из управления торговли. Посмотрел магазин, все ему очень понравилось, спрашивает: «Товарищ директор, а чем вы награждены?». Отвечаю: «Грамот у меня много, больше ничего нет». Он рассердился и к помощникам своим: «Как же это так, все к ней ездят учиться, а у нее звания до сих пор нет?!» После этого меня в министерство вызвали, присвоили звание заслуженного работника торговли РСФСР и наградили орденом Трудового Красного Знамени. А еще мне оклад хотели повысить со 135 до 175 рублей. Но пришла бумага с  исполкома: «Не положено», в итоге с меня эту надбавку сняли.

Сейчас по телевизору любят рассказывать, что в те годы в советской торговле одни жулики работали. Разбогатели, мол, на этом деле. Вы посмотрите, как я живу, мебель-то у меня вся еще с тех времен осталась. Разве так богачи живут?

Людей было жалко

Хорошо помню времена, когда с продуктами в стране была напряженка, люди бегали из одного магазина в другой, везде очереди огромные, талонную систему ввели. Сейчас как на духу расскажу, что я тогда делала… После того как контролеры у нас использованные талоны принимали и считали, я часть из пачки вытягивала. Выходила к покупателям в зал и талоны раздавала, чтобы люди могли еще раз на них что-то купить. Понимала, что по голове за это не погладят, но по-другому не могла. Людей жалко было.

Строгая и идейная

Как директор я была требовательная к другим, но и к себе тоже. Внучка по моим стопам пошла, тоже в торговле. Было время, она под моим руководством трудилась. Однажды вижу, что у нее халат мятый, несвежий. Я ее домой отправила, она тут же отцу нажаловалась. Сын потом мне высказывает: «Она же твоя внучка, почему ты с нее спрашиваешь, как со всех остальных». А как же иначе? Порядок для всех одинаковый.

А еще я прямолинейная была, не боялась правду в глаза говорить. На одном важном мероприятии меня лентой «Ветеран торговли» наградили. Во время фуршета рядом с Микояном сидела, и он, как сейчас помню – щупленький, в импортном костюме – в шутку жалуется: «А мне вот ленту-то не дали». Я ему в ответ: «Наверное, плохо работали, раз не дали». Приехала домой, своим об этом случае рассказываю, они ахают: «Ну и язык у тебя! Кто же так с властью шутит?». А я, честно говоря, и не шутила…

Зарубежная командировка и ее последствия

От города отправили делегацию за рубеж: Венгрия, Чехословакия, ГДР. И я тоже поехала. Понравилось, как в Чехословакии торговля налажена. Я там все подсмотрела, кое-что даже зарисовала, а потом у себя в магазине внедрила. Например, высокие железные стойки на витринах – можно красиво товар разложить. А еще занавески на окнах – это уют создает. Пришла в Электростальский торг (с 1992 года – ЗАО «Меркурий») к директору Сычевой, она ругается: «Опять ты со своими идеями! Все тебе не так!». Но распорядилась, чтобы мне выдали все, что требуется. Я из выписанного материала собственноручно шторы сшила. Когда повесили их в магазине, всем понравилось. Особенно пятилетней внучке все той же Сычевой, она дедушку каждый день заставляла в «Универсам» ее приводить: «Хочу там посидеть». И просто на подоконнике сидела, любила у нас время проводить.

Я стояла и плакала…

Это уже было в 90-е годы. Вызывает меня директор «Меркурия» Валентина Бордилова и выдает: «Будем переводить магазин на прилавок, как раньше». Я была в шоке. Своими руками это все создавала, столько вложила сил, всю душу – для жителей, для города. И вдруг меня заставляют ломать все это. Один угол под цветы отдали, другой – еще какой-то конторе в аренду. Развалили магазин. Я стояла в зале и плакала. Тяжело было это пережить. До сих пор не могу спокойно вспоминать.

Люди меня помнят

Меня до сих пор помнят, когда встречают, благодарят – на улицах, в магазинах. Это очень приятно. Женщина со мной работала, заместителем моим была, потом в Израиль переехала. Представляете, нашла меня по интернету, через знакомых, позвонила. С тех пор мы на связи. Я ведь одна, только и остается телевизор смотреть… Кстати, с ним тоже есть история! В нашем доме врач живет, я ее раньше знала, пересекались по рабочим вопросам. Она с мужем узнала, что у меня телевизор  маленький, да и тот совсем сломался, так они мне, совсем чужие люди, помогли с покупкой нового. Теперь под старость лет он у меня вон какой богатый и большой. Это ведь дорогого стоит, когда о тебе люди помнят. Особенно в моем возрасте.

Максим БОРИСОВ

 Фото Леонида ПУХАЧА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*