Электросталь. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 16 декабря

пасмурно+1 °C

Онлайн трансляция

"Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя…": интервью с первым директором ЛДС "Кристалл" Олегом Березовским

18 сент. 2017 г., 10:12

Просмотры: 1079


За почти полувековую историю ледового дворца спорта «Кристалл» в нем соревновались не только хоккеисты и фигуристы. Здесь снимались художественные и документальные киноленты. Тысячи зрителей собирались на концерты звезд эстрады. О наиболее интересных событиях и персонажах «Новостям недели» рассказал первый директор ледового дворца Олег Березовский.

– Олег Наумович, в начале 1970-х в «Кристалле» снимался фильм о хоккеистах «Жребий». Помните?

– Разумеется. Это же были первые телесъемки во дворце. Приехали люди из съемочной группы, договорились о сроках, датах, а потом задали вопрос, который несколько меня озадачил: «Сколько мы должны заплатить за нашу работу во дворце?» Я немного подумал и насколько можно твердо сказал: «Двадцать тысяч рублей». Торга не последовало.

– Двадцать тысяч – это пять «Жигулей» по тем временам. Неплохо заработали…

– Лично я ничего не заработал. Все деньги ушли в централизованную бухгалтерию Машзавода. Как понимаю, на заводе это стало большим событием. Директор Савва Иванович Золотуха при встрече спросил: «Олег, что вот так прямо ты и сказал телевизионщикам: «Двадцать тысяч рублей?!» – «Да». Золотуха отступил на пару шагов, посмотрел на меня с прищуром и раздельно произнес: «Ком-мер-сант».

– Вас можно назвать еще и импресарио. Не так ли?

– Вы про концерты в «Кристалле»? Да, всей организацией до мелочей занимался лично. Ни о каких менеджерах тогда не слышали. Уже много позже ко мне подкатил какой-то «жучок» с предложением провести концерт одной модной группы, мол, кассу потом вместе снимем, но я его просто послал куда подальше.

– Любопытно. О концертах я еще спрошу. Давайте вернемся к Савве Золотухе. Очень он любил хоккей?

– Правильнее сказать, Савва Иванович прекрасно понимал социальное значение хоккея и спорта вообще. На матчах он бывал в исключительных случаях. Но при этом всегда живо интересовался положением «Кристалла» в турнирной таблице. Руководители различных служб завода завидовали мне в том, что директор завода смету на спортклуб «Кристалл» и хоккейную команду в том числе всегда утверждал с ходу, почти без обсуждений.

– А не возникало соблазна подать на подпись Золотухе такую смету, которая позволила бы хоккейной команде подняться в высшую лигу чемпионата СССР?

– В этом не было никакого смысла, даже если и захотеть. В высшей лиге выступал «Химик» из Воскресенска. А в 1970-1980-е в области действовала установка обкома партии: в высшей лиге от Подмосковья достаточно одной команды. Первый секретарь обкома Василий Конотоп очень любил «Химик», ездил на матчи, всячески поддерживал.

– Обидно за болельщиков «Кристалла». В подавляющем большинстве они и не знали, и не верили, что существует некая партийная установка. Жили надеждами, что «Кристалл» заиграет в высшей лиге…

– Что делать, политика была такая…

– Поговорим, позвольте, о концертах. Ваш любимый артист?

– Муслим Магомаев! Как же долго я пытался организовать его концерт, полтора года обивал пороги Госконцерта и Росконцерта. Наконец мне сказали: «Ладно, будет вам Муслим. Только с условием – наперед подпишите бумагу, что он дал четыре сольных концерта». На самом деле Орфей пел только во втором отделении, а в первом выступали артисты, которых «подкармливали» за счет выручки от продажи билетов «на Магомаева». Воздадим должное великому баритону. Он не любил антрактов, признавался, что если разгонится, то ему трудно бывает остановиться. В Электростали если первая часть концерта длилась строго 45 минут, то вторая (с Магомаевым) шла не менее полутора часов, нередко затягиваясь и дольше на радость восторженным зрителям. Пел Муслим, как говорится, за себя и за того парня.

– А каков он был в общении?

– В высшей степени интеллигентный человек. Помню, встретил его у дворца, завел в хоккейную раздевалку. Вот, говорю, здесь вам придется провести три дня. Магомаев оглядел громадное помещение с деревянными сиденьями, улыбнулся и на вздохе сказал: «Приде-е-ется…»

У меня в кабинете была прямая связь с Москвой. Магомаев частенько заходил звонить, постепенно между нами возникло общение на разные темы. Он сразу попросил не называть его по отчеству Магометович: «Олег, зовите меня просто Муслим». Рассмеялся, когда узнал, что мы с ним ровесники – родились в один год, один месяц и почти в один день. Я – 9 августа, он – 19-го. Нам тогда было по 32 года. Муслим сказал: «Олег, я еще подумал про вас, надо же, какой молодой, а уже директор такого большого дворца». «Муслим, да что я? То ли дело вы. Такой молодой, а уже народный артист СССР».

Золотуха тоже очень любил Магомаева и тактично попросил меня познакомить с артистом. Согласие от Муслима было мгновенно получено. В кабинете я накрыл чайный столик. Поинтересовался у Магомаева, может ли он позволить себе сто граммов отборного коньяку «для вдохновения». «Можно, можно», – махнул рукой Муслим. Я поставил рюмочки.

В кабинет вошел Золотуха. После взаимного приветствия пригласил Савву Ивановича и Муслима оставить запись в книге почетных гостей. Через пару минут перемещаемся к накрытому столику. Разливаю коньяк и ничего понять не могу – коньяк выплескивается обратно. Смотрю внимательнее на рюмки и вижу, что они подменены. Вместо обычных на столике появились «хитрые», с прозрачным дном, которое начиналось уже почти у самого края рюмки. Налить можно было всего граммов семь-восемь. Прямо как в чайную ложечку. Магомаев в этот момент громко расхохотался. Оказалось, пока мы находились за большим столом, где делалась запись в книге почетных гостей, администратор артиста незаметно подменил рюмки.

«Извините за розыгрыш, – сказал Муслим. – Возим с собой на гастроли специальные рюмочки. Везде банкеты, застолья, а расслабляться мне нельзя».

В Магомаеве не было ни капли зазнайства, высокомерия. Очень светлый человек.

– Наверное, и про Пугачеву с Ротару вам есть что занятного рассказать?

– Конечно.

 

(Окончание беседы в следующем спортивном выпуске)

 

СПРАВКА

Ледовый дворец спорта «Кристалл» построен в Электростали в 1971 году. Здесь базировалась местная хоккейная команда мастеров, выросли двукратные чемпионы мира Виталий Прошкин, Николай Жердев и другие знаменитые игроки.

В «Кристалле» снимались фильмы о хоккее «Жребий», «Легенда № 17». Выступали популярные артисты Муслим Магомаев, Николай Сличенко, Алла Пугачева, София Ротару, Геннадий Хазанов и другие.

 

 

Дмитрий Тарасов